Дом

IKEA открывает городских героев с новой стороны

Опубликовано 16 августа в 16:00
0 0 0 0 0

Компания ИКЕА представила лимитированную коллекцию СПЭНСТ, которая была создана совместно с дизайнером одежды и креативным директором бренда Stampd Крисом Стэмпом из Лос-Анджелеса. Это ода индивидуальному стилю и его составляющим, будь то скейтборд, свитшот или пара обуви. Для того, чтобы разобраться в том, что такое стритстайл, современная мода и культура, ИКЕА обращается к ярким представителям уличной культуры в России.

Георгий Куринов: «Каждый год у меня лучше предыдущего. Этим меня завораживает моя профессия»

Георгий Куринов, владелец граффити и стрит-арт агентства GOOZE_ART, основатель проекта «КраснодАрт», инициатор создания гаффити-парков в Краснодаре и сооснователь творческого проекта , рассказал Krasnodar Room, как ему удалось превратить юношеское увлечение граффити в дело своей жизни, стать одним из самых известных стрит-арт художников России и получить профессиональное признание в Европе.

— Когда ты начал заниматься стрит-артом?

— Я разделяю понятия стрит-арта и граффити. Граффити, а точнее бомбингом, стал заниматься в 9-10 классе, это было где-то в начале 2000-х. Тогда к нам как раз пришла эта мода «из-за бугра». Я, как и многие подростки, заинтересовался западной культурой, танцами, музыкой. Тогда все мы занимались брейк-дансом, слушали и читали рэп, рисовали на стенах. Это был отличный способ куда-то деть свою дурь, выплеснуть энергию.

— А как реагировали близкие на твое увлечение?

— Родителям было не совсем понятно, чем я занимаюсь, это не было похоже на искусство, так как начиналось все с гаражей, заборов, трамваев и прочего. Да и вообще не совсем понятна была эта культура русскому консервативному народу. К тому же, поначалу это было нелегально, но меня хватило максимум на пару лет, так как мне не интересно было заниматься просто бомбингом, хотелось большего развития.

Россия, г. Омск — проект «Наутилус»

— Какой этап стал следующим?

— Я полностью посвятил себя граффити, старался попасть на каждый фестиваль уличного искусства, показать себя, очень много рисовал, ходил в художественную школу. Правда, в обычную школу почти не ходил.  Потом пошел учиться в КубГУ на графического дизайнера, со второго или третьего курса стал работать, был настоящим трудоголиком.

— Ты работал на кого-то или сразу начал свое дело?

— Первое время работал в студии, а потом мы с моей супругой оборудовали у себя дома рабочий кабинет. Она занималась дизайном упаковки и разработкой фирменного стиля различных компаний, кстати, первый бренд-бук «Магнита» — это ее рук дело. Я полностью погрузился в графический дизайн, гейм-дизайн, рисовал обложки для книг, создал серию пост апокалиптических иллюстраций для Павла Дурова, работал с европейскими и канадскими организациями, с некоторыми российскими персонами, например, с иллюзионистами братьями Сафроновыми.

Италия, г. Рим — проект «Казуар»

— Расскажи о трансформации своего стиля.

— Я постоянно искал себя, сейчас тоже. Раньше я часто смотрел работы других художников, вдохновлялся, на первых порах просто копировал, потом пропускал все через свою призму чтобы понять, как именно я себя хочу проявлять. И только после того, как появился такой богатый опыт, я смог все рисовать с чистого листа. Самостоятельное творчество и развитие собственного стиля невозможно без мощной базы. Практикуя больше и больше, понимаешь, что не все правила, которым тебя учили, работают.

— То есть ты живешь по правилу: моя жизнь – мой стиль.

— Абсолютно точно. Моя главная установка: не подстраиваться под людей, делать свое. При этом важно всегда творить с душой и максимально качественно, истязать себя, но добиваться идеального результата. Вот тогда люди начинают узнавать тебя, твой стиль. Сначала им кажется, что это какие-то «упоротые грибы», как часто обыватели характеризовали мои работы, а потом это начинают называть моим фирменным стилем. До людей доходит, что есть в нашем городе такой человек, которого знают не только в России, но и за ее пределами. Тогда они начинают гордится.

Россия, г. Сочи — проект по мотивам произведения Экзюпери «Маленький принц»

— А как удалось перенести свое творчество на улицу и при этом получить поддержку от администрации города и края?

— Я регулярно участвовал в фестивалях и быстро примелькался, потому что хорошо проявил не только творческие, но и организаторские навыки. Тогда мне предложили поучаствовать в подготовке молодежных фестивалей, где я смог реализовать свои способности. Я быстро втянулся, помогал делать, например, «Свежий ветер» от администрации края и еще десятки других активностей.

— Тебе нравится сотрудничать с администрацией?

— В этом есть свои плюсы: можно получить крутые поверхности, разрешение работать на некоторых стенах, которое сам ты никогда не получишь. Например, так случилось со стеной на пересечении Красной и Горького, где сейчас находится работа «Начинаем погружение». У меня были сложности, потому что парковка – частная собственность, а стена у этой парковки – муниципальная. Конфликт, на самом деле, был достаточно серьезный, но, когда все разрешилось и работа была закончена, мнение управляющего звена ТЦ «Арбат» ко мне резко поменялось. За несколько дней на их парковку съехались почти все краевые СМИ и даже Владимир Евланов, занимавший тогда пост мэра города Краснодара. После этого директор стал обращаться ко мне на «вы» и разрешил целый год парковаться у них бесплатно. (Смеется).

Россия, г. Краснодар — проект «Начинаем погружение»

— Получается, что люди до сих пор считают уличных художников вандалами?

— Ну если бы мы были вандалами, то не просили бы ни у кого разрешения, тем более у администрации. На самом деле, людям не важно, что ты рисуешь, круто это или нет, какой у тебя профессиональный уровень. Важно, что что-то происходит у них под носом, у них во дворе, на их стене, а к ним лично не подошли, не поклонились, не попросили у каждого разрешения. Люди очень консервативны. Им не нравится сама движуха, а рисунок – это дело десятое. Например, для работы «Папа», расположенной на Дзержинского, мы искали поверхность около года, многие варианты были отвергнуты и когда мы наконец нашли этот дом на пересечении со Стахановской, нам понадобилось еще собирать подписи у жильцов этой пятиэтажки, чтобы получить официальное разрешение. Кстати, по моей задумке у тигра на лбу должен был быть третий глаз как символ мудрости и просветления, но его пришлось закрасить, потому что жители дома посчитали это чем-то страшным и наделили пугающим значением, в действительности далеким от реальной трактовки символа.

Россия, г. Краснодар — проект «Папа»

— Не жалко вносить правки в свои проекты?

— Вообще я не люблю изменять своей первоначальной идее и стараюсь этого не делать. Исключения составляют коммерческие заказы, где я могу вносить столько правок, сколько захочет заказчик. Хотя я уже дошел до такого этапа, что у меня почти вся коммерция авторская.

— Что можешь привести в пример?

— Работа в Нидерландах, например. Прошлой осенью мы с художником из Казани расписали большой свод тоннеля в городе Эйндховен. Проект делали 50/50, я рисовал в своем стиле, он – в своем. Причем этот коммерческий заказ поступил не от частных лиц, а от городской администрации. Очень круто, что там стрит-арту отводят такое важное место и вкладывают деньги в его развитие. Еще не так давно я, конечно, с помощью нескольких художников, сделал свой самый большой коммерческий проект площадью 2000 квадратных метров. Это аттракцион «Горыныч» в «Сочи Парке».

Нидерланды, г. Эйндховен — проект «AquaUrbana Eindhoven»

— Скажи, какие города ты считаешь самым развитым в сфере граффити?

— В России это Екатеринбург, именно его ставлю на первое место, там буквально каждый второй рисует на стенах, потом, конечно, идет Москва и Питер. Краснодар пока не дотягивает до этого уровня, но развитие сейчас идет достаточно стремительное, еще пять лет назад все было по-другому. Если говорить о Европе, то наиболее развита в плане стрит-арта ее северная часть.

— Не думал о том, чтобы переехать в одно из этих мест?

— Нет, мне нравится Краснодар, хотя я сейчас очень много езжу и открываю для себя мир. В плане жизни наш город очень комфортный. В Москве, например, мне нравится только работать, переехать бы туда не смог. Питер я обожаю, но там ужасный климат, а я все-таки южный человек. В путешествиях по миру я смотрю на каждый город с двух сторон, не только с парадной, но и с обычной, бытовой. Знакомлюсь с какими-нибудь уличными художниками, общаюсь с ними, тусуюсь, рисую, хожу в гости. Это дает мне понять, что Россия – страна возможностей, тут есть, куда развиваться, хотя еще пять лет назад я так не думал и планировал свой переезд в Испанию.

Россия, г. Краснодар — проект «Летчица Бершанская»

— А что изменилось?

— Все. Я понял, что это клише «там хорошо, где нас нет». Нужно просто много раз съездить в разные страны, пожить и сравнить.

— А есть ли тогда в твоем родном городе особенные для тебя локации, «места силы»?

— Они скорее не в самом городе, а в горах, именно там я могу по-настоящему заряжаться энергией. Да и в Краснодаре вдохновляющих мест не мало, хочется творить и в центре, и на окраинах.

— Для этого ты создал первый граффити-парк в городе?

— Да, мне и другим художникам нужно было место для того, чтобы творить или просто выражать свои мысли, проводить досуг. Сейчас в Краснодаре уже два легальных круглосуточных граффити-парка, на Затоне и на Комсомольском. Я туда прихожу, вижу много крутых работ и радуюсь за подрастающее поколение. Сам иногда тоже что-то рисую.

Россия, г. Краснодар — «За покупками. Сити центр»

—  Какое ты развитие видишь для своего направления в рамках Краснодара?

— Я давно вышел за эти рамки, когда начал ездить по городам. Тут нет ни одной моей большой свежей работы (некоммерческой) на 5-10 этажей.

— А какие работы еще планируются?

— Не хочу пока называть, что это будет, но, надеюсь, в сентябре получится воплотить. Очень грустно, что в год получается сделать максимум одну большую некоммерческую работу в городе из-за долгих согласований.

— Есть ли такие проекты, которые тебе не получилось воплотить в жизнь?

— Их полно, каждую зиму у меня лежит много таких эскизов в столе.

— Не обидно?

— В начале становится обидно, а потом я понимаю, что нужно делать еще больше, лучше. Каждый год я на голову себя перерастаю, у меня каждый год лучше предыдущего. Этим меня завораживает моя профессия. Например, еще в 2014 я не подозревал, что меня будут приглашать в Европу на крупные заказы и фестивали, что я буде работать практически по всей России. И это круто. Я фанатик, я очень люблю свое дело.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook